Fandom

Scratchpad

Теория

216,226pages on
this wiki
Add New Page
Discuss this page0 Share

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.

Оригинальное японское хайку состоит из 17 слогов (впрочем, уже у Басё встречаются отступления от нормы слогового состава), записанных в один столбец. Особыми разделительными словами — кирэдзи (яп. кирэдзи, «режущее слово») — текст хайку делится в отношении 2:1 — либо на 5-м слоге, либо на 12-м. При переводе хайку на западные языки традиционно — с самого начала XX века — местам возможного появления кирэдзи соответствует разрыв строки, так что хайку представляет собой трёхстишие слоговой структуры 5—7—5.

Поскольку жанр — это формально-содержательное единство, для хайку важны отличающие его смысловые характеристики. Классические хайку обязательно строятся на соотнесении человека (его внутреннего мира, биографии и т. п.) с природой; при этом природа должна быть определена относительно времени года — для этого в качестве обязательного элемента текста используется киго (яп. киго, «сезонное слово»). Чаще всего повествование ведётся в настоящем времени: автор представляет свои переживания.


Происхождение: танка и рэнга, хокку и хайку.

В средние века одним из наиболее популярных литературных жанров в Японии является танка ("короткая песня"). Как правило, это пятистишие, состоящее из двух строф с определенным количеством слогов: 5-7-5 слогов в трех сторках первой строфы, и 7-7 в двух строках второй строфы. Что касается содержания, в часто используется следующая схема: одна строфа представляет определенный природный образ, другая описывает "резонирующее" с этим образом чувство (ощущение) человека:

                    В глухих далеких горах
                    Фазан длиннохвостый дремлет -
                    Долог хвост у фазана.
                       Эту долгую-долгую ночь
                       Ужели мне спать одному?

                                       Какиномото-но Хитомаро,
                                       кон. VII - нач. VIII в.
                                       (пер. В.Сановича)

Искусство танка достигает особого расцвета в эпоху Хэйан (794-1192 г.) Большой популярностью среди знати пользуются диалоги в танках, а также поэтические игры, в которых один из играющих произносит часть танки - а другой должен вспомнить или самостоятельно придумать вторую половинку. Например, один произносит такой зачин:

                       Ой цветет калина
                       в поле у ручья!...

А другой подхватывает:

                       Парня молодого
                       полюбила я!!!

Шучу, конечно. Но на самом деле все так и происходило - с поправкой на японский язык. Я уверен, что порывшись в японских антологиях, дотошный исследователь может найти древние танки и про калину у ручья, и про клен заледенелый, и про сережку ольховую... Но это - отдельная тема, вернемся к нашим танкам. Хорошие примеры вышеописанной игры можно найти в "Записках у изголовья" Сей-Сенагон.

Позже поэтическая игра усложняется. Играющие продолжают дописывать стихотворение, на каждом шаге используя последнее звено последней танки как начало для новой: один пишет трехстишие (3), другой добавляет две строки (2) - получилась танка 3-2; следующий добавляет еще одно трехстишие (3) - новая танка 2-3, и так далее; получается цепочка 3-2-3-2-... На каждом шаге происходит "сдвиг точки зрения" - как если бы некто делал фотографии, чуть поворачиваясь после каждого кадра:

                  Здесь как на чудо глядят
                На серебряную монету -
                Глухая харчевня в горах.
                                         Басе

                     Вот уж совсем не к месту -
                     У парня длинный кинжал!
                                        Керай

               Вдруг выпрыгнет в темноте
               Вспугнутая лягушка
               Из чащи спутанных трав.
                                         Бонте

                    Сбиравшая травы женщина
                    Роняет из рук фонарь.
                                         Басе
                                         (пер. В.Марковой)

Этот вид игры, напоминающей буриме, называется "хайкай-но рэнга" (что-то типа "игра в цепочку"). Впоследствии для рэнги разрабатываются специальные, иногда довольно сложные правила "сцепления". Очень важным для игры является выбор "начальной строфы" (трехстишие-хокку), которая во многом определяет тему и настроение всей рэнги. Происходят конкурсы на лучшее хокку, и постепенно написание этих отдельных трехстиший становится самостоятельным жанром - хайку. Появление хайку как жанра связывают с именем Мацуо Басе (1644-1694).

Кстати, в русской литературе из-за знакомства читателей лишь с классическими трехстишиями прочно укрепился термин "хокку", который не совсем верно применять, говоря о современных "отдельных трехстишиях". Кроме чисто формального различия, установленного с введением в XIX веке термина "хайку", существуют и более глубокие внутренние признаки, отличающие хокку от хайку. Например, классические хокку содержат что-то вроде приветствия: составление цепочек-ренга обычно происходило в каком-то священном месте или в доме уважаемого человека, и "начальная строфа" отражала этот факт, намекая на историю места или гостеприимство хозяина дома. В отдельных трехстишиях-хайку это не требовалось.

Форма

Традиционно хайку - это три строчки, 5+7+5=17 слогов. Большинство хайку состоят из двух частей-предложений, 12+5 или 5+12. Разделяются эти части специальным разделительным словом, играющим роль знака препинания. Зачастую разделительных слов вообще нет, да и сами хайку обычно записываются на японском в виде одного вертикального столбца. В этом случае разбиение просто подразумевается по класическому паттерну 5+7+5 (примерно так же, как при записи в строчку русских стихов можно предполагать, что рифмованные слова стоят на концах строк). Вообще, будучи по происхождению "начальными строфами", хайку зачастую имеют "незавершенный вид", т.е. не представляют собой грамматически законченных предложений.

    катацумури                      улитка
    соро соро ноборэ                тихо-тихо взбирайся
    фудзи но яма                    гора Фудзи 

               Исса                     (дословный подстрочник)                            

Так обстоит дело с *классическими японскими* хайку (хотя правило 17-ти слогов нарушал даже Басе). Что же касается переводов и "иностранных" хайку - существуют разные мнения. Следует учитывать, в частности, что "слог" японского языка - это совсем не то же самое, что "слог" русского или английского (как по длительности, так и по информативности). А длины строк хайку (5, 7, 12) определяются длиной и структурой среднего "поэтического предложения" в японском языке - но не в русском или английском. Поэтому наиболее разумным представляется следующий подход:

  • при переводе или написании хайку неяпонский поэт

стремится передать *дух хайку* посредством правильного построения *образов* (об этом см. ниже);

  • имитируется трехстрочная форма хайку, но с учетом

естественных шаблонов иностранного языка. Например, в русских хайку может появиться привычный дольник, и по длине они обычно больше, чем 17 слогов (в то время как лучшие хайку на английском обычно короче - 12-14 слогов);

  • "разделительное слово" не переводится - оно заменяется

знаками пунктуации (',', '...', '!', '-', ':');

  • для большего приближения используется "нежесткий"

синтаксис и "ослабленная" грамматика: возможно отсутствие некоторых знаков препинания (например, точки в конце), использование только строчных букв.

                     белая ночь -
                     как долго звонит телефон
                     в доме соседа

                                         Алексей Андреев

Кстати говоря, синтаксическая неопределенность не является "минусом" хайку, как это может показаться некоторым западным читателям. Наоборот, этот эффект является одним из приемов, с помощью которых достигается интересный эффект двойного прочтения. Например, вышеупомянутое хайку Иссы известно большинству русских читателей в таком переводе Веры Марковой:

                   Тихо-тихо ползи,
                   улитка, по склону Фудзи.
                   Вверх, до самых высот! 

Но в оригинальном стихотворении, как видно из вышеприведенного подстрочника, никаких "самых высот" вообще нету. Более того, "гора Фудзи" стоит в конце стихотворения таким образом, что можно читать этот "хвостик" и как продолжение предыдущей строки, и как отдельное предложение - как если бы автор просто увидел гору где-то на заднем плане, отведя взгляд от улитки. На русском языке этот эффект неопределенности можно передать так:

                    тихо-тихо ползи
                    улитка по склону
                    Фудзи 

Встречаются и хайку, в которых больше трех строк. Но еще чаще пишут однострочные или двухстрочные хайку. Ведь на самом деле японское хайку - это одностишие, один вертикальный столбик иероглифов. Так что при написании "по западному" их вполне можно делать в одну или две строки:

                    вдоль пляжа иду, оглянулся -
                    даже следов уже нет

                                         Осаки Хесай
                   одна муха повсюду жара

                                         Мерлин Маунтейн

При переводе хайку иногда делают рифмованными. Существует даже особый вид "бразильской хайку" с рифмовкой "крестом". Однако в оригинале (японском) хайку не рифмуются, и рифмованные переводы часто звучат несколько ненатурально. Я обычно предлагаю компромиссное решение: рифмы могут использоваться, но так, чтобы их "организующее начало" не подавляло образ и простоту звучания хайку - например, достаточно ненавязчиво звучат диссонансные или внутренние рифмы:

                  далекий волчий вой -
                  мой пес, лежащий у огня,
                  поводит головой в ответ

                                        Дэвид МакМюррей

Гораздо большие проблемы при переводе вызывает "содержательная" часть хайку. О ней подробно рассказано ниже. Здесь же я приведу лишь еще один пример, показывающий, насколько сильно влияет на результат "собственное мнение" переводчика. Даже читатель, не знакомый с оригиналами, может легко это понять, когда сопоставит два разных перевода того же Басе:

Со мной под одной кровлей              отдыхаю в ночлежке
две девушки... Ветки хаги в цвету      там же, где проститутки
и одинокий месяц.                      луна над цветами хаги

(перевод Веры Марковой)                (другой перевод)

Образ

Каждое хайку - это чувство-ощущение, запечатленное в небольшой словесной картинке-образе. Два основных качества образов:

  • Они приходят из непосредственного жизненного опыта: определенные яркие моменты жизни, впечатляющие нас и схваченные нашим "внутренним фотоаппаратом"; странные совпадения; смешные случаи; пейзажи, резонирующие с нашим внутренним остоянием или даже изменяющие наше настроение, приносящие нам неожиданное ощущение печали, одиночества, или какое-то другое чувство, которое даже НЕВОЗМОЖНО НАЗВАТЬ.
  • Будучи записаны словами, эти "картинки" должны вызывать похожие ощущения в читателях: нужно не только описать свой опыт словами, но сделать это так, чтобы воздействовать на читателя.

Искусство написания хайку - это своего рода танец на узком перешейке между "лужами" (А) и (Б): увлекаясь (А), можно написать много "натуральных" фраз типа "красивые листья на деревьях!", но это никого на впечатлит. Или же наоборот: если увлечься языковыми эффектами и уникальными видениями (Б) - это будет сложно воспринять другому человеку.

Собственно, этот "танец между лужами" - основа всей поэзии. В искусстве хайку имеются свои особые "па". Некоторые из них я опишу ниже.

Сезонное слово (киго)

Это слово, указывающее на то, в какое время происходит действие. Тема связи человека и Природы играет огромное значение во всей японской культуре; смена сезонов - один из основных мотивов в поэзии. Киго создает своего рода "природный фон", помогающий прочувствовать хайку. Возможно как прямое указание ("зимний вечер", "конец лета"), так и косвенное. Например, "сосулька" предполагает весну, "сбор винограда" - конец лета:

                    дрожит,
                    когда соседнюю с ней виноградину
                    срывают с ветки

                                Дугал Линдсей

Существует множество сезонных слов, которые являются традиционными. Людям, не знакомым с японской культурой, да и самим современным японцам далеко не всегда удается угадать, какой сезон подразумевается. На этот случай в Японии существуют специальные словари "сайдзики", где можно узнать, например, что "луна в дымке" означает весну. А в приведенном ниже примере подразумевается зима (начало весны), так как описанный обряд с одетой в маску обезьяной относится к празднованию Нового Года:

                   в этом году опять
                   маска обезьяны
                   на морде обезьяны

                                           Басе

Современные хайку часто пишутся без киго. Хотя указание фона, на котором происходит действие, все равно имеет место - получается что-то вроде "слова окружающей среды" вместо "сезонного слова". Интересны также хайку с современными и иностранными сезонными словами. Например, "бейсбольная бита" для современных американских хайку - вполне подходящее киго, подразумевающее лето.

Соположение

Многие хайку (если не все) строятся на приеме, который называется со-положением (juxtaposition): имеются два объекта, и хайку представляет динамику их отношений. У Басе это - лягушка и пруд, у Иссы - улитка и года Фудзи. Интересно также, что из всех образов поэзия хайку выбирает как бы "минимальные" - если сравнивать стихи с электрическими цепями, то типичный хайку-образ - это просто одна искра между двумя полюсами:

                     Воздушный змей в вышине...
                     А только вчера маячил
                     на том же месте другой.

                                         Бусон
                     Каштан упал на землю.
                     А почтальон нагнулся,
                     поднял его и бросил в сумку.

                                         Кобаяси Фумио
                     Придавленные
                     шумом водопада,
                     смолкают люди.

                                         Накамура Тейдзе

Существует очень много схем соположения: вовсе не обязательно располагать "что-то маленькое около чего-то большого" или "что-то новое вместо чего-то старого". Можно сопоставить:

  • объект и фон;
  • разные состояния одного объекта;
  • действия;
  • качества/отношения, и т.д.

Еще примеры:

                      Звезды в небесах.
                      О, какие крупные!
                      О, как высоко!

                                          Сехаку
                      девочка в вертящихся дверях:
                      ни из дома, ни в дом,
                      просто бегом по кругу

                                          Алексей Андреев

Эффект недостроенного моста

Хайку не называет, а ПОКАЗЫВАЕТ; не объясняет, а ПЕРЕДАЕТ. Можно рассматривать каждое трехстишие как незаконченную танку: как если бы человек хотел показать свои чувства путем поэтического сравнения, но сказав первую половину танки, решил не продолжать, не разъяснять то, что и так чувствуется через данный им образ.

Возможна и такая аналогия: представьте, что вы гуляете у реки и видите недостроенный мост. Например, он доходит лишь до середины реки; или несколько свай вбиты в дно; или просто руины - несколько каменных блоков на этом берегу, и еще пара - на том. В любом из этих случаев моста нет. Однако вы можете моментально представить себе этот мост и сказать точно, откуда и куда он ведет. Примерно так работает поэзия хайку.

Используя эту аналогию, можно рассмотреть некоторые поэтические приемы, которые РЕДКО или СОВСЕМ НЕ используются в хайку (в отличие от западной поэзии).

  • Эпитеты ("прекрасный", "скучный") и названия чувств и ощущений ("любовь", "одиночество", "смерть"). Все эти слова ИМЕНУЮТ, но не показывают, не передают ощущений, и потому чужды хайку. Вообще в хороших хайку не происходит никаких "отвлеченных рассуждений": это - моменты реальной жизни, переданные простыми и ясными словами.
  • Метафоры и сравнения. Они, как правило, дают "уже построенный мост": почти всегда явно даны две вещи, из которых одна служит для описания другой ("годы как пыль" или "алмазная пыль в ночном небе"). Эти пары сцеплены авторским произволом и в таком искуственном, "разжеванном" виде даны читателю. В хайку достигается более тонкий эффект - "построение моста" должно происходить в голове читателя:
                      снежинки -
                      пыль на носках
                      моих сапог

                                  Пенни Хартер

Здесь нет ничего неестественного - "пыль" в этом случае самая настоящая, а снежинки помогли ее увидеть. Но при этом еще тянется ниточка к некоторому невысказанному ощущению от этого открытия: возникает "мост".

  • Как особый тип метафор можно выделить антропоморфизм (анимизм) - это когда происходит "одушевление" неодушевленных предметов: "улыбка месяца", "злой ветер". Такие эффекты часты в западной поэзии, но в хайку их стараются избегать.
  • Поэзии хайку свойственна объективность. Басе говорил: "Узнавайте все о сосне у самой сосны, о бамбуке - у самого бамбука". Один из его учеников комментировал это так: "Поэт должен отрешиться от всех представлений, связанных с его собственным человеческим "я", и сконцентрироваться на предмете, чтобы проникнуть в его суть". Поэтому автор хайку, так же как фотограф, не так часто попадает в собственный объектив. В отличие от других видов поэзии, в хайку не так часто звучит слово "я", особенно в выражениях "я чувствую", "я знаю". А если и звучит, то лишь для "взгляда со стороны"; автор представляет себя как один из феноменов - элементов своей картины:
                     усталый и больной,
                     даже в сияньи цветущих вишен
                     я продолжаю дрожать

                                            Акутагава Рюноскэ

Концентрированная поэзия

Выше говорилось об отсутствии метафор и аллегорий в хайку. Но если быть совсем точными, то необходимо признать: большинство классических хайку содержат множество своеобразных "намеков" на опредененные местности, события, людей, а также на произведения предшественников. В таких хайку происходит не только фиксация "здесь и сейчас", но возникает и "мостик" в другие времена и страны. Это тоже соположение, но в исторической перспективе: рядом ставятся миг и Вечность, как улитка и Фудзи.

Другое дело, что в отличие от западной поэзии, подобные намеки в хайку делаются очень тонко - читатель опять же получает "неразжеванный" образ и сам достраивает его самостоятельно в своей голове. Так работают описанные выше сезонные слова-киго: упоминание "елочной игрушки" или "белой ночи" сразу вызывает ощущение вполне конкретного сезона, хотя он и не назван напрямую.

Более сложные "отсылки к Вечному" - географические названия, намеки на исторические события, известные произведения культуры или народные обычаи - встречаются в современных западных трехстишиях гораздо реже, чем в японской классике, где каждое название, имя или фразеологизм тянули за собой целый шлейф ассоциаций:

                Молния - 
                Волны стеною вокруг островов
                Акицусима

                                Бусон

Как указывается в статье Харуо Сиране "За пределы мгновения хайку", в этом трехстишии Бусона гораздо больше работы воображения и игры слов, чем личного опыта. Стихотворение вообще не понять без дополнительного толкования. Тут и "молния" как сезонное слово для периода сбора риса, и древнее японское название "Акицусима", означающее "острова, на которых растет рис". И наконец, сама картинка с островами в волнах, снятая как бы с высоты птичьего полета - вполне возможно, еще одна ассоциация с рисовым полем, залитым водой.

Создание такой "концентрированной образности" - пожалуй, самый сложный прием для современных поэтов, живущих в мире размытых и перепутанных мультикультурных ценностей. Но именно такие трехстишия "с зацепками за Вечность" наиболее близки к тому, чтобы называться "хайку" в классическом смысле:

                 зима
                 застыла на стекле
                 "Большая Волна" Хокусая
				  
                                       Алексей Андреев
                 Санкт-Петербург.
                 А в моем Ленинграде
                 не было столько ворон...

                                       Михаил Сапего
                 не замечала,
                 как комната бела, пока
                 не это красное яблоко...
 
                                       Анита Вирджил
                 Глиняные божки,
                 а рядом глиняные горшки
                 на прилавке

                                       Максим Милосердов

Also on Fandom

Random wikia